Лермонтов, Михаил Юрьевич

Лермонтов,
Михаил Юрьевич

3 октября 1814 — 15 июля 1841

 

Произведения

Стихотворения

А.А. Углицкой
А.О. Смирновой
Алябьевой
Ангел
Атаман
Благодарность
Благодарю
Блистая, пробегают облака
Будь со мною, как прежде бывала
В избушке позднею порой
В минуту жизни трудную
В рядах стояли безмолвной толпой
В те дни
Валерик (Я к вам пишу случайно...)
Вверху одна
Весна
Ветка Палестины
Вечер после дождя
Взгляни на этот лик
Взгляни, как мой спокоен взор
Видение
Воздушный корабль
Воля
Все тихо - полная луна
Всевышний произнес
Всем жалко вас
Вы мне однажды говорили
Вы не знавали князь Петра
Вы старшина собранья, верно
Выхожу один на дорогу
Глупой красавице
Гляжу на будущность с боязнью
Горные вершины
Графине Ростопчиной
Гроб Оссиана
Гроза шумит в морях с конца в конец
Гроза
Гусар
Дары Терека
Два великана
Демон
До лучших дней
Договор
Дума
Еврейская мелодия
Есть речи - значенье
Желтый лист о стебель бьется
Заблуждение Купидона
Забудь опять
Забывши волнения жизни мятежной
Завещание
Зачем я не птица
И скучно, и грустно
Из ворот выезжают
Из Паткуля
Из-под таинственной, холодной полумаски
К глупой красавице
К деве небесной
К Нэере
К портрету
К Сушковой
Кавказ! далекая страна
Кавказ
Казачья колыбельная песня
Как вас зовут
Как вы поэта огорчили
Как дух отчаянья и зла
Как часто, пестрою толпою окружен
Кинжал
Кладбище
Когда б в покорности незнанья
Когда волнуется желтеющая нива
Когда к тебе молвы
Когда поспорить вам придется
Когда Рафаэль вдохновенный
Когда ты холодно внимаешь
Когда я унесу
Кто в утро зимнее, когда валит
Кто видел Кремль в час утра золотой
Ликуйте, друзья
Листок
Любил и я
Люблю, когда, борясь
Любовь мертвеца
Мгновенно пробежав умом
Метель шумит, и снег валит
Мой демон
Мой друг, напрасное старанье
Молитва
Монолог
Моя душа, я помню
Моя мольба
Мы снова встретились с тобой
На жизнь надеяться
На светские цепи
На севере диком, стоит одиноко
На серебряные шпоры
Над морем красавица-дева
Надежда
Наедине с тобою
Наполеон
Настанет день - и миром осужденный
Не верь себе
Не говори
Не обвиняй меня, всесильный
Не привлекай меня красой
Не смейся над моей пророческой тоскою
Не чудно ль
Невинный нежною душой
Недаром она, недаром
Незабудка
Нередко люди и бранили
Нет! Мир совсем пошел не так
Нет!- я не требую вниманья
Нет, не тебя так пылко я люблю
Нет, я не Байрон, я другой
Никто, никто, никто не усладил
Новгород
Ночь
О, не скрывай
Один среди людского шума
Одиночество
Он был рожден для счастья, для надежд
Она поет — и звуки тают
Они любили друг друга так долго и нежно
Опасение
Оставь напрасные заботы
Отворите мне темницу
Отделкой золотой
Отчего
Очи N.N.
Памяти А.И. Одоевского
Парус
Передо мной лежит листок
Печаль в моих песнях
Поверю ль я, чтоб вы хотели
Покаяние
Пора уснуть последним сном
Посвящение N.N.
Послушай! Вспомни обо мне
Посреди небесных тел
Предсказание
Прекрасны вы, поля земли родной
Приветствую тебя, воинственных славян
Пророк
Прощай, немытая Россия
Пусть я кого-нибудь люблю
Разлука
Раскаянье
Расстались мы, но твой портрет
Ребенку
Редеют бледные туманы
Родина
Русалка
Русская мелодия
Св. Елена
Свершилось! полно ожидать
Светись, светись, далекая звезда
Светлый призрак дней минувших
Сижу я в комнате старинной
Силуэт
Скажи мне, где переняла
Слепец, страданьем вдохновенный
Слышу ли голос твой
Смело верь тому, что вечно
Смерть поэта
Совет
Сон (В полдневный жар)
Соседка
Спеша на север издалека
Спор
Счастливый миг
Тамара
Три пальмы
Тростник
Тучи
Ты мог быть лучшим королем
Ты слишком для невинности мила
У ног других не забывал
Ужасная судьба отца и сына
Узник
Умеешь ты сердца тревожить
Утес
Утро на Кавказе
Чаша жизни
Чума в Саратове
Эпитафия
Я верю
Я видел раз ее в веселом вихре бала
Я видел тень блаженства, но вполне
Я жить хочу! Хочу печали
Я не люблю тебя
Я не унижусь пред тобою
Я оклеветан перед вами
Я счастлив!- тайный яд течет в моей крови

Биография

   Михаил Юрьевич Лермонтов — русский поэт, прозаик, драматург, художник. Творчество Лермонтова, в котором удачно сочетаются гражданские, философские и личные мотивы, отвечавшее насущным потребностям духовной жизни русского общества, ознаменовало собой новый расцвет русской литературы. Оно оказало большое влияние на виднейших русских писателей и поэтов XIX и XX вв. Драматургия Лермонтова имела огромное влияние на развитие театрального искусства. Произведения Лермонтова получили большой отклик в живописи, театре, кинематографе. Его стихи стали подлинной кладезью для оперного, симфонического и романсного творчества, многие из них стали народными песнями.

   Родился в Москве в семье армейского капитана Юрия Петровича Лермонтова (1787—1831) и Марии Михайловны Лермонтовой (1795—1817), урожденной Арсеньевой, единственной дочери и наследницы пензенской помещицы Е. А. Арсеньевой (1773—1845). Брак, заключенный против воли Арсеньевой, был неравным и несчастливым; мальчик рос в обстановке семейных несогласий. После ранней смерти матери Лермонтова бабушка сама занялась его воспитанием, полностью отстранив отца.
   Детство поэта прошло в имении Арсеньевой "Тарханы" Пензенской губернии. Мальчик получил столичное домашнее образование, с детства свободно владел французским и немецким языками. Летом 1825 бабушка повезла Лермонтова на воды на Кавказ; детские впечатления от кавказской природы и быта горских народов остались в его раннем творчестве ("Кавказ", 1830; "Синие горы Кавказа, приветствую вас!..", 1832). В 1827 семья переезжает в Москву, а в 1828 Лермонтов зачисляется полупансионером в 4-й класс Московского университетского благородного пансиона, где получает гуманитарное образование. Уже в Тарханах определился острый интерес Лермонтова к литературе и поэтическому творчеству. Уже в пансионе определяется преимущественная ориентация Лермонтова на А. С. Пушкина, байроническую поэму. Байроническая поэма становится основой раннего творчества Лермонтова. В 1828—1829 гг. он пишет поэмы "Корсар", "Преступник", "Олег", "Два брата" (опубликованы посмертно), "Последний сын вольности", "Измаил-Бей", "Демон".
   В центре байронической поэмы — герой, изгой и бунтарь, находящийся в войне с обществом и попирающий его социальные и нравственные нормы; над ним тяготеет "грех", преступление, обычно облеченное тайной и внешне предстающее как страдание.
  В марте 1830 Московский пансион по указу Сената он был преобразован в гимназию. В 1830 Лермонтов увольняется "по прошению" и проводит лето в подмосковной усадьбе Столыпиных Середниково; в том же году после сдачи экзаменов зачислен на нравственно-политическое отделение Московского университета. К этому времени относится первое сильное юношеское увлечение Лермонтова Е. А. Сушковой (1812—1868), с которой он познакомился у своей приятельницы А. М. Верещагиной. С Сушковой связан лирический "цикл" 1830 ("К Сушковой", "Нищий", "Стансы" ("Взгляни, как мой спокоен взор..."), "Ночь", "Подражание Байрону" ("У ног твоих не забывал..."), "Я не люблю тебя: страстей ...").
   По-видимому, несколько позднее Лермонтов переживает еще более сильное, хотя и кратковременное чувство к Н. Ф. Ивановой (1813—1875), дочери драматурга Ф. Ф. Иванова.
  В эти годы (1830—1832) идет формирование личности поэта, и сменяющиеся любовные увлечения являются во многом попыткой личностного самоутверждения. Возникает жанр "отрывка" — лирического размышления, в центре которого определенный момент непрерывно идущего самоанализа и самоосмысления. Стихотворения 1830—1831 содержат и социальные мотивы и темы. Политическая лирика в прямом смысле Лермонтова редка; социально-политическая проблематика, как правило, выступает у него в системе философских и психологических размышлений. Это особенно заметно в лермонтовской лирике начала 1830-х гг. Московский университет жил философскими и политическими интересами, в нем функционировали студенческие кружки и общества (И. В. Станкевича, А. И. Герцена, В. Г. Белинского). О связи с ними Лермонтова нет сведений, однако он, возможно, разделял свойственный им дух политической оппозиции и даже принял участие в студенческой акции (изгнание из аудитории профессора М. Я. Малова). Эти идеи нашли у него выражение еще в "Жалобах турка" (1829) и серии стихов, посвященных европейским революциям 1830—1831 ("30 июля. (Париж) 1830 года", "10 июля. (1830)"), событиям Великой французской революции ("Из Андрея Шенье", 1830—1831) и эпохе пугачёвщины ("Предсказание", 1830). Так подготавливается проблематика первого прозаического опыта Лермонтова — романа "Вадим" (1832—1834) с широкой панорамой крестьянского восстания 1774—1775 гг.
   Адресатом лирических стихов Лермонтова в этот период была В. А. Лопухина (1815—1851), в замужестве Бахметева, сестра товарища по университету Лермонтова. Чувство к ней Лермонтова оказалось самым сильным и продолжительным. Лопухина была адресатом или прототипом как в ранних стихах ["К Лермонтов" ("У ног других не забывал...", 1831), "Она не гордой красотою...", 1832, и другие], так и в поздних произведениях: "Валерик", посвящение к VI редакции "Демона"; образ ее проходит в стихотворении "Нет, не тебя так пылко я люблю", в "Княгине Литовской" (Вера).В 1830—1831 раннее лирическое творчество поэта достигает вершины; далее начинается спад.
   После 1832 Лермонтов обращается к балладе ("Тростник", 1832; "Желанье" — "Отворите мне темницу", 1832; "Русалка", 1832) и прозе.
   В поэмах Лермонтова в это время определяются как бы две тематические группы: одна тяготеет к средневековой русской истории ("Последний сын вольности", 1831; "Литвинка", 1832), другая — к экзотическим кавказским темам ("Измаил-Бей",1832; "Аул Бастуиджя". 1833—1834; "Хаджи-Абрек", 1833).
   В 1832 Лермонтов оставляет Московский университет и переезжает в Петербург, надеясь продолжить образование в Петербургском университете; однако ему отказались зачесть прослушанные в Москве курсы. Чтобы не начинать обучение заново, Лермонтов принимает совет родных избрать военное поприще; в ноябре 1832 сдает экзамены в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров и проводит два года в военно-учебном заведении, где строевая служба, дежурства, парады почти не оставляли времени для творческой деятельности (быт школы в грубо натуралистичном виде отразился в так называемых юнкерских поэмах — "Петергофский праздник", "Уланша", "Гошпиталь" — все 1834). Она оживляется в 1835, когда Лермонтов был выпущен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк (сентябрь 1834); в этом же году выходит поэма "Хаджи Абрек" — первое выступление Лермонтов в печати (по преданию, рукопись была отнесена в журнал без ведома автора). Лермонтов отдает в цензуру первую редакцию драмы "Маскарад", работает над поэмами "Сашка", "Боярин Орша", начинает роман "Княгиня Лиговская". Известно о знакомстве Лермонтова с А. Н. Муравьёвым, И. И. Козловым и близкими к формирующимся славянофильским кружкам С. А. Раевским и А. А. Краевским. В романе "Княгиня Литовская" (1836; не окончен; опубликован в 1882) Лермонтов впервые обращается к социальному бытописанию, предвосхищающему "физиологии" 1840-х гг. Одновременно Лермонтов работает над "Маскарадом" (1835—1836), первым произведением, которое он считал достойным обнародования, трижды подавал в драматическую цензуру и дважды переделывал; драма, однако, была запрещена.
   В период 1836—1837 гг. Лермонтов создает "Боярина Оршу" (1835—1836), первую оригинальную и зрелую поэму. Орша — первая попытка Лермонтова создать исторический характер — феодала эпохи Грозного, живущего законами боярской чести. Эта тема была продолжена в "Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова" (1838). Своего рода аналогом "Песни..." в лирике Лермонтова было "Бородино", отклик на 25-ю годовщину Бородинского сражения (1837) — "микро-эпос" о народной войне 1812.
   В 1835—1836 Лермонтов еще не входит в ближайший пушкинский круг; с Пушкиным он также незнаком. Тем более принципиальный характер получает его стихотворение "Смерть Поэта" (1837; опубликовано 1858), написанное сразу же по получении известия о гибели Пушкина. 18 февраля 1837 Лермонтов был арестован; началось политическое дело о "непозволительных стихах". Под арестом Лермонтов пишет несколько стихотворений: "Сосед" ("Кто б ни был ты, печальный мой сосед"), "Узник", положивших начало блестящему "циклу" его "тюремной лирики": "Соседка", "Пленный рыцарь" (оба — 1840) и другие.
   В феврале 1837 был отдан высочайший приказ о переводе Лермонтова прапорщиком в Нижегородский драгунский полк на Кавказ; в марте он выехал через Москву. Простудившись в дороге, был оставлен для лечения (в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске; по пути следования в полк он "изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, в Кубе, в Шемахе, в Кахетии, одетый по-черкесски, с ружьем за плечами, ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов...", в ноябре был в Тифлисе. В 1837 он записывает народную сказку об Ашик-Керибе ("Ашик-Кериб"), стремясь передать колорит восточной речи и психологию "турецкого" сказителя; народный характер поэт раскрыл в "Дарах Терека", "Казачьей колыбельной песне", "Беглеце". В Пятигорске и Ставрополе он встречается с Н. М. Сатиным, знакомым ему по Московскому пансиону, Белинским, доктором Н. В. Майером (прототип доктора Вернера в "Княжне Мери"); знакомится со ссыльными декабристами (С. И. Кривцовым, В. М. Голицыным, В. Н. Лихаревым, М. А. Назимовым) и близко сходится с А. И. Одоевским ("Памяти А. И. Одоевского", 1830).
   Во время ссылки и позднее особенно раскрылось художественное дарование Лермонтова, с детства увлекавшегося живописью. Ему принадлежат акварели, картины маслом, рисунки — пейзажи, жанровые сцены, портреты и карикатуры; лучшие из них связаны с кавказской темой.
   Кавказская ссылка была сокращена хлопотами бабушки через А. X. Бенкендорфа. В октябре 1837 был отдан приказ о переводе Лермонтова в Гродненский гусарский (в Новгородской губернии), а затем в лейб-гвардии Гусарский полк, стоявший в Царском Селе. Во 2-й пол. января 1838 Лермонтов возвращается в Петербург. 1838—1841 — годы его литературной славы. Он сразу же попадает в пушкинский литературный круг, знакомится с В.А. Жуковским, П. А. Вяземским, П. А. Плетнёвым, В. А. Соллогубом, принят в семействе Карамзиных. У Карамзиных Лермонтов накануне последней ссылки читал "Тучи". В 1840 в Петербурге отдельными изданиями выходят единственные прижизненные сборники "Стихотворения" и "Герой нашего времени".
   Наследие Лермонтова к 1840 г. включало уже около 400 стихотворений, около 30 поэм, не считая драм и неоконченных прозаических сочинений. Подавляющее большинство произведений Лермонтова опубликовано посмертно.
  В 1838—1840 поэт входит в "Кружок шестнадцати" — аристократическое общество молодежи, частью из военной среды, объединенное законами корпоративного поведения и политической оппозиционностью участников.
   В этот период в его поэзии и прозе словно оживают пушкинские начала. Однако основы прозы (как и поэзии) Лермонтова, во многом противоположны пушкинским; ему не свойственны лаконизм пушкинской прозы и поэтика "гармонической точности" в поэзии. Близких отношений с пушкинским кругом у Лермонтова не складывается: и Жуковский, и Вяземский, и Плетнёв далеко не все принимают в его творчестве. Столь же "выборочно" принимают его и формирующиеся московские славянофильские кружки. Со своей стороны, Лермонтов присматривался к деятельности будущих славянофилов (А. С. Хомякова, Ю. Ф. Самарина), сохранял с ними личные связи, напечатал в "Москвитянине" (1841) балладу "Спор", но остался холоден к социально-философским основам их учения ("Родина", 1841).
   Наиболее прочные отношения устанавливаются у Лермонтова с журналом "Отечественные записки". Именно там появляется большинство прижизненных и посмертных публикаций лермонтовских стихов, а также "Бэла", "Фаталист", "Тамань".
   В феврале 1840 на балу у графини Лаваль у Лермонтова произошло столкновение с сыном французского посланника Э. Барантом; непосредственным поводом было светское соперничество — предпочтение, отданное Лермонтову кн. М. А. Щербатовой, которой был заинтересован Барант и в 1839—1840 увлечен Лермонтов. Ссора, однако, переросла личные рамки и получила значение акта защиты национального достоинства. 18 февраля состоялась дуэль, окончившаяся примирением. Лермонтов тем не менее был предан военному суду; под арестом его навещают друзья и литературные знакомые. Под арестом состоялось новое объяснение Лермонтов с Барантом, ухудшившее ход дела. В апреле 1840 был отдан приказ о переводе поэта в Тенгинский пехотный полк в действующую армию на Кавказ. В июне он прибыл в Ставрополь, в главную квартиру командующего войсками Кавказской линии генерала П. X. Граббе, а в июле уже участвует в стычках с горцами и в кровопролитном сражении при р. Валерик.
   В начале февраля 1841, получив двухмесячный отпуск, Лермонтов приезжает в Петербург. Его представляют к награде за храбрость, но Николай I отклоняет представление. Поэт проводит в столице 3 месяца окруженный вниманием; он полон творческих планов, рассчитывая получить отставку и отдаться литературной деятельности. Его интересует духовная жизнь Востока, с которой он соприкоснулся на Кавказе; в нескольких своих произведениях он касается проблем "восточного миросозерцания" ("Тамара", "Спор").
   14 апреля 1841, не получив отсрочки, Лермонтов возвращается на Кавказ. В мае он прибывает в Пятигорск и получает разрешение задержаться для лечения на минеральных водах. Здесь он пишет целый ряд стихотворений: "Сон", "Утес", "Они любили друг друга...", "Тамара", "Свиданье", "Листок", "Выхожу один я на дорогу...", "Морская царевна", "Пророк".
    В Пятигорске Лермонтов находит общество прежних знакомых, и в том числе своего товарища по Школе юнкеров Мартынова.
   Мартынов служил в кавалергардах, перешёл на Кавказ, в линейный казачий полк и только что оставил службу. Он был очень хорош собой и с блестящим светским образованием. Нося по удобству и привычке черкесский костюм, он утрировал вкусы горцев и, само собой разумеется, тем самым навлекал на себя насмешки товарищей, между которыми Лермонтов по складу ума своего был неумолимее всех. Пока шутки эти были в границах приличия, всё шло хорошо, но вода и камень точит, и, когда Лермонтов позволил себе неуместные шутки в обществе дам…, шутки эти показались обидны самолюбию Мартынова, и он скромно заметил Лермонтову всю неуместность их. Когда они однажды сошлись в доме Верзилиных, Лермонтов продолжал острить и насмехаться над Мартыновым, который, наконец, выведенный из терпения, сказал, что найдёт средство заставить молчать обидчика. Избалованный общим вниманием, Лермонтов не мог уступить и отвечал, что угроз ничьих не боится, а поведения своего не переменит.
    Дуэль произошла 15 июля 1841 года. Лермонтов выстрелил вверх, Мартынов — прямо в грудь поэту.
   Князь А. И. Васильчиков, очевидец событий и секундант Мартынова, рассказал: "... в Лермонтове было два человека: один — добродушный, для небольшого кружка ближайших друзей и для тех немногих лиц, к которым он имел особенное уважение; другой — заносчивый и задорный, для всех прочих знакомых". В Петербурге, в высшем обществе, смерть поэта встретили отзывом: «Туда ему и дорога»… В своих воспоминаниях П. П. Вяземский, со слов флигель-адъютанта полковника Лужина, отметил, что Николай I отозвался об этом, сказав: «Собаке — собачья смерть». Однако после того, как великая княгиня Мария Павловна «вспыхнула и отнеслась к этим словам с горьким укором», император, выйдя в другую комнату к тем, кто остался после богослужения (дело происходило после воскресной литургии), объявил: «Господа, получено известие, что тот, кто мог заменить нам Пушкина, убит»
    Похороны Лермонтова состоялись 17 июля 1841 года на старом пятигорском кладбище. Проводить его в последний путь пришло большое количество людей: жители Пятигорска, отдыхающие, друзья и близкие Лермонтова, более полусотни официальных лиц. Так совпало, что гроб с телом Михаила Юрьевича несли на своих плечах представители всех полков, в которых поэту пришлось служить.
   Тело поэта покоилось в пятигорской земле 250 дней. 21 января 1842 года Е. А. Арсеньева обратилась к императору с просьбой на перевозку тела внука в Тарханы. Получив Высочайшее позволение, 27 марта 1842 г. слуги бабушки поэта увезли прах Лермонтова в свинцовом и засмолённом гробу в семейный склеп села Тарханы. 23 апреля 1842 в фамильной часовне-усыпальнице состоялось погребение, рядом с могилами матери и деда.

   При жизни позта были изданы следующие произведения: «Хаджи-Абрек» (1835, том IX), «Бородино (стихотворение)» (1837 т. VI), «Песня про царя Ивана Васильевича» («Литературные Прибавления» к «Русскому Инвалиду», 1838, № 18), «Дума» («Отечественные записки», 1839, т. I), «Бэла» (там же, т. II), «Ветка Палестины» (там же, т. III), «Три Пальмы» (там же, т. IV), «Фаталист» (там же, т. VI), «Дары Терека» (там же, т. VII), «Тамань» (там же, 1840, т. VIII), «Воздушный корабль» (там же, т. X), «Ангел» («Одесский Альманах», 1840), «Последнее новоселье» («Отечественные записки», 1841, т. XVI), «Парус» (там же, т. VIII), «Спор» («Москвитянин», 1841, ч. 3), «Сказка для детей» («Отечественные записки», 1842, т. XX).
   После смерти поэта появились «Измаил-Бей» («Отечественные записки», 1843, т. XXVII), «Тамара» (там же), «Смерть поэта» (альманах Герцена «Полярная звезда» на 1856 год; «Библиографические Записки», 1858, № 20; до стиха: «И на устах его печать») и многое другое. Отдельные издания: «Герой нашего времени» (СПб., 1840; здесь же впервые «Максим Максимыч» и «Княжна Мери»; 2 изд., 1842; 3 изд., 1843), «Стихотворения» (СПб., 1840; впервые: «Когда волнуется желтеющая нива», «Мцыри» и др.), «Сочинения» (СПб., 1847, издание Смирдина); то же (СПб., 1852; изд. Глазунова); то же (СПб., 1856; изд. его же), «Демон» (Б., 1857 и Карлсруэ, 1857), «Ангел смерти» (Карлсруэ, 1857), «Сочинения» (СПб., 1860, под редакцией С. С. Дудышкина; впервые помещён по довольно полному списку «Демон», дан конец «На смерть Пушкина» и др.; 2 изд., 1863), «Стихотворения» (Лпц., 1862), «Стихотворения, не вошедшие в последнее издание сочинений» (В., 1862), «Сочинения» (СПб., 1865 и 1873 и позднее, под редакцией П. А. Ефремова; к изд. 1873 вступительная статья А. Н. Пыпина).

Вверх